СЕЙЧАС -10°С
Все новости
Все новости

Где получить и кому показать справку о болезни, если в военкоматах нет медкомиссии

«Фонтанка» рассказывает, какие документы подтвердят диагноз

В комиссариатах сообщили, что у запасников уже установлена категория годности

Поделиться

В мобилизационных пунктах и военкоматах нет медкомиссий, которые в мирное время проводят медицинское освидетельствование призывников. Поэтому больного мобилизованного может спасти только сам мобилизованный. Это сложно сделать, если он задумался об этом только сейчас, когда стало известно о частичной мобилизации. Аргумент типа «мне должны дать отсрочку или признать негодным» не работает. Классический ответ на эту фразу: «Никто вам ничего не должен, это вы должны Родине».

Читайте также: Болезнь по расписанию. Рассказываем, что дает отсрочку от мобилизации и кто признаётся годным к службе

«У меня плоскостопие»


Плоскостопие и сколиоз — диагнозы, которыми может похвастаться две трети населения страны. Как только объявили мобилизацию, многие решили, что им гарантировано освобождение от службы, делают рентген стопы, чтобы предъявить его результаты военно-врачебной комиссии. И обладатели сколиоза отправляются делать МРТ, чтобы иметь доказательства неспособности нести службу. Но нет. Чтобы получить освобождение от службы, надо иметь III степень плоскостопия (I степень — годен, II — годен или годен с ограничениями). Этот диагноз не ставится только потому, что человек ходит в специальной обуви с индивидуальными стельками. Может он носить обувь военного образца или нет, решается в ходе обследования, а это не просто рентген, а с нагрузочными пробами, другая диагностика с применением специального оборудования.

Сколиоз для освобождения от службы надо нажить такой, чтобы его искривление было более 17 градусов, чтобы он имел серьезные клинические проявления (болевой синдром, ограничение амплитуды движения, понижение чувствительности или снижение мышечной силы).

Грыжи позвонковых дисков, о которых неврологи говорят — «они есть у всех», для освобождения от службы должны быть множественными, как минимум в двух отделах (например, в поясничном и грудном), и тоже оказывать влияние на качество жизни — болеть, ограничивать подвижность и т. д.

Конечно, есть люди, которые как-то живут с этими проблемами, но либо редко обращаются к врачу, либо не хранят свои медицинские справки и выписки. В документах, что имеются в военкоматах, сведений об этом нет, там только отметки о категории годности, присвоенной по результатам пройденной медкомиссии сколько-то лет назад: «годен» или «годен с ограничениями». Как доказать военно-врачебной комиссии, что состояние здоровья за истекшие годы изменилось не в лучшую сторону, а подтверждающих это документов нет? Рвануть в поликлинику по месту жительства, пройти обследования, получить медицинское заключение прямо сегодня? С государственными поликлиниками такой фокус не пройдет — там очереди как на прием, так и на обследование.

Результаты обследования из частной клиники принимаются, но проверяются


В комиссариатах по всей стране сообщили, что никаких военно-врачебных комиссий в военкоматах проводить не будут, потому что это не первичный призыв, у запасников уже установлена категория годности в зависимости от состояния здоровья. Неуглубленное освидетельствование будет проводиться перед отправкой к месту службы. Примет ли военно-врачебная комиссия, которая будет его проводить, документы об обследовании из частной клиники?

Этот вопрос «Фонтанка» задала главному врачу клиники «Евромед» Александру Абдину, он пояснил: «Существует строгая последовательность — человек может прийти в любую клинику, не только городскую (частную, ведомственную, федеральную), обследоваться, получить консультативное заключение и выписку из истории болезни с установленным диагнозом (по ФЗ-323 — в течение 48 часов). Он может приобщить их к своим документам, которые подаются во военно-врачебную комиссию во время медицинского освидетельствования. Его не стали организовывать в местных военкоматах, думаю, потому, что их по стране — великое множество: в сельских поселениях, поселках городского типа, маленьких районных городках, не говоря уже о городах-миллионниках или мегаполисах — Москве и Петербурге. У нас нет такого числа ни обычных врачей, ни военных, что способны освидетельствовать одномоментно столько людей. Но я верю, что буква закона будет соблюдена и в округах будет надлежащим образом организована работа ВВК».

Есть заболевания, которые при обычном — неуглубленном осмотре ВВК, обещанном мобилизованным, не распознаешь и даже не заподозришь. Поэтому они должны взять с собой на сборы медицинские документы, подтверждающие диагноз. Только они смогут стать поводом для сомнений врачей в годности человека к службе, особенно если он наблюдался в клинике — неважно, государственной или частной, а не просто принес снимок МРТ.

По словам Александра Абдина, алгоритмы работы ВВК остаются неизменными на протяжении многих лет: «Поверьте, в ВВК нет извергов, готовых призвать одноглазых и одноруких, заявляю это ответственно как выпускник Военно-медицинской академии. Военно-врачебная комиссия направляет на углубленное обследование — назначаются консультации соответствующих специалистов, необходимые исследования, например рентген, гастроскопия или МРТ. Но в этом направлении есть одно большое но — включается в работу закрытая военная машина. Диагностируют призванного на службу в окружных госпиталях, где они есть, в Петербурге — в Военно-медицинской академии. Если диагноз подтверждается, документы направляются обратно в военно-врачебную комиссию. Она выносит вердикт. Но подтверждение диагноза военными врачами — это еще не конец истории, вердикт направляется в вышестоящий орган — военно-врачебную комиссию округа, которая окончательно решает — ставит штамп: «годен», «не годен», «ограниченно годен».

Почему повестки приходят умершим и инвалидам


Объявление о частичной мобилизации вызывает много вопросов и возмущений: присылают повестки инвалидам, людям, страдающим онкологическими заболеваниями, отцам, у которых на попечении дети-инвалиды, тем, кто тяжело болен, и даже умершим. «Поверьте, это не злой умысел, просто до сих пор так была устроена эта система: военкоматы «жили на дне колодца», никто же не думал, что когда-то случится мобилизация, — поясняет Александр Абдин. — Цифровизация, охватившая практически все сферы нашей жизни и создавшая возможности для обмена данными разных ведомств в единой государственной системе (например, между работодателями и фондами социального, медицинского, пенсионного страхования), обошла их стороной. До сих пор там работают бабушки с какими-то гроссбухами, компьютеров нет».

Пока есть много вопросов, ответов на которые не знают ни военкоматы, ни ВВК, ни те, кто получает повестки. Но делается то, что хотя бы относительно понятно, основываясь на основных положениях существующего законодательства. Так что тем, кто считает себя «негодным», надо озаботиться своим здоровьем срочно. Это полезно не только из-за потенциально возможной мобилизации.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter