RU164
Погода

Сейчас+20°C

Сейчас в Саратове

Погода+20°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +20

0 м/c,

744мм 88%
Подробнее
USD 89,07
EUR 95,15
Работа «Кожа, как паутинка, рвалась и отслаивалась»: саратовчанка рассказала о трудностях макияжа на мертвых лицах

«Кожа, как паутинка, рвалась и отслаивалась»: саратовчанка рассказала о трудностях макияжа на мертвых лицах

Татьяна работает танатопрактиком, наводя красоту покойникам перед похоронами

Татьяна Козырева уже несколько лет гримирует мертвых

Саратовчанке Татьяне Козыревой 27 лет. Она родилась и выросла в Саратове, с 16 лет работала и училась на юриста, сначала в местном колледже, а затем в вузе. Последний год она радикально поменяла профессию, став танатопрактиком. Жительница Саратова красит мертвых людей перед похоронами, приводя их внешность в достойный для последних проводов вид.

Почему Татьяна вдруг решила сменить профессию, как она попала в эту сферу, как к этому относятся ее близкие, а также о тонкостях работы танатопрактика девушка рассказала в интервью 164.RU.

«Никогда не было страха смерти»

Танатопрактик — необычная профессия. Почему выбрали ее и как попали в эту сферу?

— Я родилась и всегда жила в Саратове. Училась в колледже СГТУ и в СГЮА, на юриста. Работала с 16 лет, когда получила первый диплом, устроилась в госорганизацию. Через какое-то время ушла в декрет и уволилась.

И так получилось, что мой супруг около шести лет назад устроился работать в ритуальную организацию, я помогала ему иногда. Однажды услышала, что родственники усопших просят определенный какой-то макияж, а у санитаров в морге нет такой помады или определенных теней. Тогда мы поговорили с супругом о том, что я могла бы начать делать макияж покойным.

Это было несколько лет назад, и всё осталось на уровне обсуждения.

Сразу не решились? Страшно?

— У меня никогда не было страха смерти или каких-либо неприятных ощущений, например, если я была на кладбище. С детства насмотревшись сериалов, я мечтала стать каким-нибудь экспертом-криминалистом или работать в Следственном комитете. Просто не доходили руки.

Ровно год назад я просто искала интервью на ритуальную тематику и увидела, что в Самаре проходят курсы по обучению посмертному макияжу и подготовке тела. Обсудили с супругом, я приняла решение и поехала в июле на обучение у Екатерины Костылевой (у наших коллег в Самаре прошлым летом выходило интервью с ней. — Прим. ред.), которое длилось три дня. Но всё время, что я работаю, а это уже почти год, пробую что-то новое, обсуждаем с коллегами с других регионов разные случаи и черпаю информацию себе в копилочку.

Обучение танатопрактике в Самаре

Как к вашей деятельности относятся близкие и родные? Были ли потери среди друзей, когда стали этим заниматься?

— Родственники и близкие друзья меня поддержали, даже не удивились тому, чем я хочу начать заниматься. Реагируют все адекватно на это, некоторые знакомые после поменяли свое отношение к теме смерти, им стало не так страшно.

Помните первого клиента? Какие случаи были самые запоминающиеся?

— Я помню всех своих клиентов, первая была женщина в возрасте, у нее было желтоватое лицо. Она скончалась от рака. Это если говорить о первом, которого готовила самостоятельно. Запоминается на самом деле каждый случай, потому что всё очень индивидуально.

Если вот выделять какой-то из необычных, то это женщина, которую перевозили в Саратов из Берлина. С момента смерти до момента моей работы прошло 12 или 13 дней. Кожа была очень хрупкая, как паутинка рвалась и отслаивалась. Было сложно, местами страшно, но всё получилось хорошо, близкие покойной остались довольны работой.

Как обращаетесь к умершим, как их называете во время работы? Как выстраиваете отношения с родными клиентов или общаетесь только через посредника?

— Я как-то не общаюсь с телами усопших, могу только про себя просто порассуждать о каких-то особенностях человека. Например, красивая улыбка женщины. Или как мало прожил этот мужчина. В момент работы очень сосредотачиваюсь и выстраиваю план действий наперед.

С родственниками покойных общаюсь, если они хотят обсудить моменты или если просят что-то особенное, посредник-агент дает контакты и мне, и родственникам. Бывает, что диалог ведем не один день, я подбираю под их запрос и всё согласовываю. Учитываются все пожелания близких усопшему людей.

С какими телами часто приходится работать? Пожилые, молодые? Как часто приходится работать с телами погибших в СВО?

— Работаю и с молодыми, и с пожилыми. Как мне кажется, мужчинам заказывают макияж чаще. Единственное, с сильно гнилостными я не работаю. Чаще всего конечно, это тела с сильными посмертными пятнами. 90% таких. С погибшими на СВО я не сталкивалась, именно с теми, кто погиб там.

Нужно ли медобразование танатопрактику? Какое образование у вас?

— Для работы медобразование не нужно. Я, например, юрист.

«Трупный запах пытаюсь смягчить эфирными маслами»

Какие инструменты в чемоданчике танатопрактика? Какая косметика используется?

— В чемодане много всего, планирую покупку второго, так как не хватает места. Ножницы, пинцеты, кисти, нитки, игла, скальпель, зажимы, это из инструментов. Много косметики, которая подходит живым людям — гражданская косметика, есть специальная танатокосметика, ее изготавливают в Новосибирске.

Какую одежду и средства индивидуальной защиты используете? Преследует ли вас трупный запах?

— Для работы использую перчатки, рукава, когда располагаю временем, и работу выполняю в спокойном темпе, надеваю халат. Чаще, конечно, выполняю работу в катафалке, там нет времени на переодевания, да и в холодное время года без куртки холодно. Поэтому подстраиваюсь под все условия работы. Если есть сильный неприятный запах, использую респиратор. Трупный запах пытаюсь смягчить разными эфирными маслами. Какое-то время после запах может стоять в носу, дома просто промываю нос.

Какие этапы работы нанесения макияжа существуют? С чего начинаете, какие этапы обязательные, что в конце?

— Первым делом я обязательно очищаю кожу, мою лицо, обязательные пункты наверное все, которые и выполняются, — это скрытие посмертных пятен, они бывают совершено разные, у кого-то красные, фиолетовые, черные, ссадины, раны. Всего этого не должно быть видно, для этого необходимо нанесение и выравнивание тона. Придаю естественный — «живой» оттенок коже. В конце всё закрепляется фиксирующим спреем — лаком для волос.

На работе Татьяна использует и макияж для живых людей

Насколько большая конкуренция в городе, области? Сколько здесь у вас коллег? Есть ли общий чат, обмениваетесь ли опытом? Есть ли знакомые в моргах?

— В городе есть коллеги-танатопрактики. Я такого мнения, что именно между нами не должно быть конкуренции, так как город у нас большой и одному человеку нереально выполнять эту работу. В некоторых фирмах есть свои танатопрактики. Чата местного нет, есть тематические каналы, где сидят люди со всего мира. И коллеги, и просто обычные люди, кому это интересно.

В моргах знакома с некоторыми патологоанатомами, с санитарами. Все хорошие, с ними я непосредственно и общаюсь, пока они и я выполняем свою работу по подготовке тела усопшего. Там и общаться можно, и какую-то информацию выделять полезную для себя.

К смерти Татьяна относится спокойно

«Подстраиваюсь под условия»

Вы работаете на похоронное бюро или сами на себя? Как о вас узнают клиенты?

— Я работаю как самозанятая, сотрудничаю, в частности, с ритуальной организацией — «Мемориальный комплекс» — и некоторыми агентами с других фирм. Когда начала работать, всё разлетелось очень быстро. Все между собой общаются. Некоторые люди обращаются лично или через супруга выходят на меня.


Сколько в среднем стоит макияж и в каком ценовом коридоре: минимум и максимум.

— Стоимость простого макияжа начинается от 2000, до какой суммы — сложно сказать, так как это может быть и реставрация лица, и просто сложная работа. Всё индивидуально, после того как я увижу, что с усопшим.

Заказов много?

— Каждый месяц по-разному. Бывает до 30, бывает более 40. Всё только набирает обороты.

Где вы чаще всего делаете макияж? Есть ли кабинет для этого?

— Работаю и в морге, куда пускают, там это обычно то место, куда тело после вскрытия и холодильника попадает на этап одевания, или зал прощания. Заносят гроб, укладывают, и я приступаю. Также и в катафалке. Бывает такое, что приезжает пазик или небольшая машина для перевозки, находим безлюдное место, и я, стоя на улице, всё делаю. Подстраиваться приходится под разные варианты.

Обошлось без психолога

Как вам спится по ночам на этой работе? Снились ли мертвые? Не приходилось ли обращаться к психологу?

— Покойные, с кем я работала, мне не снятся, снятся только покойные близкие родственники. К психологу не обращалась с вопросами касаемо работы и моего отношения к этому.

Какой отпечаток на вас наложила профессия сейчас? В чем вы изменились?

— Как изменила меня моя профессия? Я думаю, что никак. Мое мнение о смерти и до было таким же. Нужно жить здесь и сейчас и не откладывать жизнь на потом.

Как бы вы предпочли, чтобы вас похоронили?

— Я бы хотела, чтоб меня похоронили традиционно: гроб в землю, с отпеванием в церкви.

Всё самое интересное вы можете прочитать в нашем телеграм-канале 164.RU. Сообщить новость, поделиться проблемой можно, написав нам в телеграм-чат.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE8
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED3
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Рекомендуем